Христиане и турки

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

43Возникновение христианства — самая, пожалуй, значимая веха в процессе того увядания Афин, утративших славу, познанную городом в классическую эпоху. На закате римского правления, во время которого облик города мало изменился, Афины утратили роль связующего звена в Греко-Римском мире и причиной тому стало разделение Римской империи на Восточную и Западную и образование Византии (Константинополя) в качестве столицы восточной Византийской империи. В этой империи новое христианское мироощущение очень скоро затмило этику, выработанную Афинами, хотя в философских школах города по-прежнему преподавали неоплатонизм.

В 529 г. эти лицеи были закрыты, и покончивший с ними Юстиниан I повелел заодно и городские храмы, и все они, включая Парфенон, стали христианскими церквями.

Затем Афины почти перестают упоминаться в хрониках и летописях, намек на возрождение намечается лишь в период правления чужеземных властителей в Средние века: вследствие Четвертого Крестового похода Афины с Пелопоннесом и немалой частью центральной Греции оказались в руках у франков.

Герцогский двор находился на Акрополе, и на целое столетие Афины вернулись в русло европейской жизни. Власти франков, однако, почти не на кого было опираться, кроме провинциальной аристократии.

В 1311 г. франкские войска сразились с каталонскими наемниками, укрепившимися в Фивах, и были загнаны в болото.

Каталонцев, организовавших собственное княжество, сменили флорентийцы, а потом очень ненадолго венецианцы, пока в 1456 г. не появился турецкий султан Мехмед II, завоеватель Константинополя. Афины в период турецкого владычества представляли собой военное поселение с расквартированным в нем гарнизоном, то и дело (и к немалому ущербу для строений классического периода) оказываясь на передовой битв с венецианцами и другими западными державами.

Связи с Западом были разорваны, лишь изредка появлялись французские и итальянские послы в Блистательной Порте; иногда в Афины заглядывали редкие путешественники или любопытствующие живописцы. В этот период греки в некоторой степени пользовались самоуправлением, процветали монастыри иезуитов и капуцинов.

Акрополь превратился в резиденцию османского правителя, а Парфенон был обращен в мечеть.

Районы вокруг Акрополя вернулись в далекое прошлое, перешли к полукрестьянскому существованию, а порт в Пирее вынужден был довольствоваться обслуживанием десятка-другого рыбацких баркасов.

Четырехсотлетнее Османское владычество закончилось в 1821 г., когда вместе с жителями десятков городов страны афинские греки восстали. Восставшие заняли турецкие районы нижнего города — это нынешняя Плака — и осадили Акрополь.

Турки отступили, но спустя пять лет вернулись, чтобы вновь занять афинские укрепления, греческим повстанцам пришлось уйти в глубь материка. Когда в 1834 г. османский гарнизон ушел навсегда, и возникла новая, немецкая, монархия, в Афинах проживало 5000 человек.

Однако после гибели Каподистрия последовало вмешательство западноевропейских «Великих держав», навязавших стране своего монарха — им стал Отто, сын Людвига I Баварского, и в 1834 г. столица и королевский двор перебрались в Афины. Обоснование переезда сводилось к символическим и сентиментальным причинам, потому что новая столица была малозначительным населенным пунктом и находилась на самом краешке территории нового государства — ему еще только предстояло включить в свой состав северную Фессалию, Эпир, Македонию и все острова, кроме уже имевшихся Киклад и Северных Спорад.

В XIX веке развитие Афин носило характер постепенного и вполне управляемого процесса. Пока археологи избавляли Акрополь от всех архитектурных наслоений, которыми украсили его турки и франки, город понемногу строился: улицы пересекались под прямыми углами, появились неоклассические здания в баварском вкусе.

Пирей сумел вновь превратиться в полноценный порт, ведь до начала XIX в. ему сильно мешали конкуренты — крупнейшие порты Греции на островах Сирое и Идра. В 1923 г. по окончании трагической греко-турецкой войны в Малой Азии был подписан мирный договор, согласно которому произошел «обмен населением»: турки перемещались в Турцию, греки — в Грецию, а национальность определялась исключительно вероисповеданием.

Полтора миллиона греков-христиан из существовавших многие столетия селений в Малой Азии и туркоязычное, но православное население Анатолии прибыли в Грецию в качестве беженцев. И более половины этого потока осело в Афинах, Пирее и ближних деревнях, одним махом изменив облик столицы.

Интеграция новопоселенцев и их старания выжить составили одну из величайших страниц в истории города, да и само это явление оставило глубокие следы, заметные и поныне. Названия районов, находящихся по обе стороны линии метро, соединяющего Афины с Пиреем, свидетельствуют о тоске, испытываемой новопоселенцами по навсегда утраченной родине: Неа Змирни (Новая Смирна), Неа Иония, Неа Филадельфья — подобные названия обычны для городских кварталов и улиц.

Поначалу эти кварталы были деревнями, в которых селились выходцы из одного и того же анатолийского местечка, строивших дома из чего придется, и бывало, что один колодец или водопроводный кран снабжал питьевой водой десятка два семей.

Слияние этих пригородов с Афинами и Пиреем продолжалось до Второй мировой войны.

Но война принесла такие новые заботы, что все прежние на время отошли в сторону.

Афины сильно пострадали от немецкой оккупации: зимой 1941-1942 гг. по примерным оценкам в городе ежедневно умирало голодной смертью по две тысячи человек.

А в конце 1944 г., когда немецкая оккупация закончилась, началась гражданская война. Британские солдаты получили приказ воевать со своими недавними союзниками из Греческой армии Сопротивления ЭЛАС, потому что во главе армии были коммунисты.

С 1946 по 1949 гг. Афины представляли собой остров в бушующем море войны: дороги и на север, и на Пелопоннес можно было назвать проезжими лишь с очень большой натяжкой.

Старые здания были снесены, с особенной силой стихия разрушения в 1967-1974 гг., во время хунты.

Домовладельцы вместо снесенных зданий строили многоквартирные жилые дома высотой до шести этажей. Центральные улицы похожи на каньоны — узкие улицы словно продлены между бетонными.

Бурно развивающаяся промышленность захватила окраины, и совместные усилия градостроителей и промышленников быстро превратили Афины в загрязненный мегалополис, задыхающийся от опускающегося на него ядовитого тумана, который здесь называют.

С 1990-х гг. — в ходе подготовки к Олимпиаде — стали наконец приниматься меры по улучшению обстановки в городе.

Хотя Афинам все еще далеко до Парижа или Лондона по площади зеленых насаждений и открытых пространств, но результаты предпринятых усилий уже заметны. Все, что уцелело из городского архитектурного наследия, реставрируется, общественный транспорт отличается чистотой, строительство домов контролируется, появились новые здания интересной сверхсовременной архитектуры (к примеру, некоторые сооружения, возведенные к Олимпиаде и недостроенный новый музей Акрополя), да и воздух не так загрязнен, как прежде.

Хочется надеяться, что перемены в этом направлении продолжатся.

Прибытие В Афины можно приехать на разных видах транспорта.

Вверх