Инусе

Оценить статью

WIT MYT greece athens amphitheater2 300x202 ИнусеИнусе тоже обитаем — постоянно на нем живет около 300 человек, вдвое с лишним меньше, чем до войны, но его история совсем не та, что у Псары. Поколение за поколением этот островок среднего размера, который и обживать-то начали лишь в 1750 г. перебравшиеся с Хиоса пастухи, поставлял Эгейскому морю все новые и новые фамилии судовладельцев, и многие входили в ряд богатейших родов в стране: здесь рождались все эти Ливаносы, Лемосы, Патерасы, и на острове не найти площади или улицы, которая бы не носила имя того или иного из крупных кланов. Понятно, откуда на в общем-то сонном островке берутся огромные виллы и почему летом сюда заходят яхты; мало того, трудами многих судовладельческих магнатов создан музей мореплавания, расположенный близ набережной, а на западном ее конце на деньги тех же больших шишек в большом мореходном училище учатся будущие моряки торгового флота. Гавань как будто сторожат — хотя она и без того на диво хорошо защищена — два островка с церквушками, оба — частные владения.

Поселок Инусе на диво велик, дома цепляются за склоны холмов, окружающих лощину. Хотя по всему свету идет слава о несметных богатствах городка, выглядит он непритязательно: в домах с местными особенностями заметны черточки неброского неоклассицизма. Единственная, но комфортабельная и недавно отремонтированная гостиница находится на главной дорожке восточного склона холма, но лицензионных доматъя нет. Все прочее на этом безмятежном острове, по крайней мере на его южном склоне, поражает пышностью зелени и радует ухоженностью; родников на Инусе нет, так что воду, как пресную, так и солоноватую, берут из колодцев, есть и водохранилище.

Море у прикрытого от ветров южного берега необычайно чистое и спокойное; пляжи на выбор — Зепага, Билали и Кастро в 5, 20 и 30 минут ходьбы на запад из порта соответственно. Более замкнутый Фуркерб (или Фаркерб) — в 25 минут ходьбы на восток: сначала по цементной дорожке, кончающейся у прибрежной часовенки, потом по тропе, мимо хвойного леса и через кряж. Но как и на Псаре, никаких (во всяком случае, постоянных) удобств на пляжах нет. Дорога на запад кончается у довольно жутковатого Благовещенского монастыря Эвангелизму, сооруженного на средства одной из ветвей этого богатого, благочестивого и многолюдного рода Патерасов.

Внутри покоятся мощи Ирини Патерас, отец которой Паганос Патерас тяжело болел, и любящая дочь стала горячо молиться о том, чтобы ей было суждено умереть вместо отца. Ее молитвы были услышаны, и в начале 1960-х гг. девушка умерла, а впоследствии была канонизирована.

Отец, переживший набожную дочь на несколько лет, тоже погребен в этой обители. Да и игуменья, которая ныне настоятельствует над 20 инокинями, постригшаяся в монахини вдова, в миру носила имя г-жи Патерас.

В монастыре принимают только женщин, а случайные посещения досужей публики и вовсе не приветствуются.


Вверх