Лесбос

Оценить статью

lesvos 300x225 ЛесбосЛесбос (иначе — Митилйни) — третий по величине греческий остров после Крита и Эвбеи, и кроме Сапфо, на Лесбосе родились Эзоп, Арион и — в не столь незапамятные времена — греческий художник-примитивист Теофилос, лауреат Нобелевской премии поэт Одиссеус Элитис и прозаик Стратис Миривилис. Несмотря на всю эту высокохудожественную славу, Лесбос вряд ли с первого же взгляда поразит гостя невиданными красотами или чем-то необычайно интересным: в ландшафте преобладают камень и скалы, довольно много участков с горячими ключами, а также скромные нивы с колосящимися хлебами, солончаки и пустоши. А еще и хвойные и дубовые леса, почти бескрайние оливковые рощи, некоторым из которых более полутысячелетия. Климат — благоуханный, а может и целебный, облик в целом заманчив, но раскрывается не сразу, так что чем дольше вы пробудете на Лесбосе, тем сильнее он вам запомнится.

Влюбленным в архитектуру разочарование не грозит: средневековых и османских памятников немало. Крепости уцелели в главном городе Митилйни, в Моливосе, Эресосе, Сигри и в окрестностях Андиссы; большая их часть возведена в конце XIV в., когда сестру одного из последних византийских императоров выдали замуж за генуэзского принца из клана Гаттилуси и за невестой, вместе с другим приданым, семье жениха отдали еще и Лесбос. Лесбос — из тех немногих греческих островов наряду с Критом и Эвбеей, где турки селились и в сельской глубинке (в других краях города казались им более безопасными), что и объясняет наличие то и дело неожиданно появляющихся в поле зрения нелепых османских моста, коробчатой мечети или одиноко торчащего минарета, хотя вокруг не уцелело ничего такого, что оправдывало бы их наличие.

Опять же здесь, в отличие от иных Эгейских островов, реформы, затеянные в XVIII в. османскими властями, помогли возникновению греко-православной аристократии, овладевшей землями и промышленностью. Новая знать поспешила обзавестись неряшливыми особняками и домами-башнями, но уцелели лишь немногие образцы этой недвижимости.

Более распространены «городские дома» торговцев и других богатеев, возведенные в начале XX в. в Митилйни по образцам Второй Французской империи (Наполеона); многие из них теперь в собственности государства, которому надо где-то размещать свои учреждения, другие после реставрации превратились в гостиницы. Странности и причуды общественной и хозяйственной жизни исчезать не желают: если вы побываете на любом деревенском празднике (панири), на котором часами гремит музыка, а выставленные на улицы столы ломятся от яств и питья, то не удивитесь, узнав, что алкоголиков на Лесбосе больше, чем где либо еще в Греции.

Непомерно большое значение придается здесь выведению особых пород животных, прежде всего лошадей, а пробки, в которых застревают не только автомобили, но и всадники, дело здесь далеко не редкое — на каждом шагу видны дорожные знаки с надписями на греческом языке, предупреждающие о том, что привязывать животных запрещается. Табунки же или, лучше сказать, шайки явно бесхозных осликов бродят повсюду. Львиная доля угодий, занятых под оливы, все еще недоступна для автомобилей и сельхозтехники, и урожай вывозят именно на ишаках — их загружают в кузова грузовиков, доезжающих лишь до конца асфальта.

«Органическая агрономия» без химии, удобрений и генетических манипуляций восторженно поощряется — в ней видят залог конкурентоспособности лесбосского сельского хозяйства, и надписи «Органическое хозяйство» или «Органическое земледелие» — вездесущи. Исторически сложилось так, что упорно не желающие расставаться с родиной в состоянии прожить (и живут) возделыванием оливок, производством, животноводством и рыболовством или рыборазведением.

Но если все названные отрасли народного хозяйства кажутся переживающими застой, то туризм явно процветает и явно не собирается останавливаться на достигнутом. Тем более, что доля туризма в экономике Лесбоса до сих пор не дотягивает до 10%, а большие отели есть только в столице, Моливосе и Скала-Калонис.

На самом деле приезжих после 1996 г. стало даже меньше — из-за волокиты со строительством запланированного нового аэропорта, неразумной ценовой политики в гостиницах и потому, что несколько крупных туроператоров отказались работать с островом. Расписания автобусов, похоже, преследуют удобства селян, которым по какой-то нужде потребовалось съездить в город, но не туристов, спешащих управиться с осмотром достопримечательностей в течение светового дня. Во всяком случае пытаться совершать экскурсии, полагаясь на общественный транспорт, затея почти невозможная — остров-то немаленький: до 70 км в длину и до 45 км в ширину, а дорог мало и те, что есть — далеко не скоростные, зато отвратительные (правда, на многих покрытие и разметка за последнее время стали лучше). К тому же, обстановка осложнена двумя глубоко вдавшимися в сушу заливами Калони и Йера, мостов через них даже в узких местах у побережья нет. Путешествие по острову обязательно связано с необходимостью пересадки с автобуса на автобус или в Митилини на восточном берегу, или в городке Каллони в середине острова.


Вверх