Святилище Великих богов

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

ib1 300x156 Святилище Великих боговОт Хоры до хутора Палебполи 3 км, и там же в каменистом, но густо заросшем деревьями овраге, между деревенькой и кряжистым северо-западным отрогом горы Фенгари, и находятся развалины Святилища Великих богов. Автобус из Камариотиссы останавливается неподалеку, напротив маленького автопарка на берегу. С конца бронзового века и до начала византийской эпохи здесь совершались мистерии и жертвоприношения и другие обряды поклонения Великим Самофракийским богам; до II в. до н. э. все ритуальные формулы произносились на древнем фракийском наречии.

Остров был средоточием духовной жизни северной части Эгейского моря и его важность для античного мира сравнима с Элевсином и его мистериями. Религия Великих богов построена вокруг фигур, которые у древних фракийцев олицетворяли плодородие — это Великая Мать Аксьер (Аксьерос), подчиненное ей мужское божество, известное под именем Кадмил, и могучая зловещая двойня демонов — Кабиры (Кабирои), которые поначалу были местными героями Дарданом и Аэтоном (Этон). Примерно в 700 г. до н. э. на острове появляются поселенцы из Эолии, которые сопоставили с местными божествами своих прежних идолов: именно этот непринужденный синкретизм отождествил Великую Мать с Кибелой, спутник главного женского божества превратился в привычного Гермеса, а Кабиры совершенно слились, до полнейшей неразличимости, с Диоскурами — Кастором и Поллуксом, считавшимися в Древней Греции покровителями мореходов.

Новички-пришельцы принялись возводить то, что и поныне считается святилищем. Таинства совершались здесь веками, но никакого сколь-либо четкого описания мистерий не сохранилось (или не появилось): древние писатели определенно опасались гнева Кабиров (те, говорят, горазды были устраивать внезапные и жестокие бури), однако известно, что существовало два уровня посвящения.

К обоим обрядам, в противоположность подчеркивавшему исключительность Элевсину, допускали всех, включая рабов и женщин. Низший уровень инициации — миесис — скорее всего, как предполагали в Элевсине, ритуально воспроизводил цикл жизни, смерти и возрождения; как бы то ни было, обряд заканчивался пиршествами и, поскольку было найдено множество факелов, можно думать, что веселились по ночам. Высший уровень посвящения, эпоптейя (эпоптия), предъявлял необычайно суровые для того времени нравственные требования (сочетание богословия с высокой моралью — подобный ригоризм, естественный по позднейшим иудейско-христианским меркам, у древних греков был чем-то неслыханным).

Вторая инициация сопровождалась полным исповеданием (прегрешений и веры) и завершалась ритуалами отпущения и омовения (подобие крещения) в бычьей крови.


Вверх