Главная / История / Греческая археология / Раскопки последнего времени

Раскопки последнего времени

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

villa-na-kriteПосле Второй мировой войны было не до археологических исследований: шла гражданская война. Кое-какие памятники и музеи были отреставрированы и затем открыты для публики, однако раскопки не велись вплоть до 1948 г., когда греки расчистили площадку святилища Артемиды в Брауроне, в Аттике. В 1952 г. Американская школа возобновила работу, приступив к раскопкам на площадке Лерна на Пелопоннесе, — на этом месте люди жили еще в неолите и в бронзовом веке, а Карл Блеген занялся дворцом Нестора в Пилосе, в Мессинии. Греческие же археологи приступили к работам в македонском городище Пелла и в Некромантионе Эфирском, в Эпире.

Названные и многие другие раскопки — в том числе повторные на известных главных площадках — существенно уступали по размаху более ранним предприятиям. Сказывалось изменение в подходе к археологии: теперь заботились не столько о новых открытиях, сколько о документировании находок.

Вместо рытья огромных шурфов и длинных траншей археологи теперь сосредотачивали усилия на небольших участках и старались как можно точнее определить время возникновения той или иной вещи и уложить временные отметки в убедительную хронологию, а это требовало дотошного разбора имеющегося материала. Конечно, удивительные находки не перестали появляться. В Микенах в 1951 г. раскопали второе кольцо погребений; в Пирее в 1959 г. прорвало трубу, и пока сантехники ее чинили, на глаза рабочим попались четыре великолепных изделия из бронзы, созданные в классическую эпоху; а по ходу раскопок 1966 г. на античном кладбище Керамикос в Афинах нашли 4 тысячи черепков, использовавшихся в голосовании об остракизме.

Не менее важны достижения реставраторов: восстановлены, среди прочего, театры в Афинском Акрополе, в Додоне и в Эпидавре, и теперь они служат площадками для различных мероприятий во время летних фестивалей. Но и после войны велись раскопки, причем попадались находки не менее впечатляющие. В 1961 г. на восточной оконечности Крита в Като-Закрос после проливных дождей обнаружился четвертый великий минойский дворец (после Кноса, Феста и Малии), расчисткой которого занялся критский археолог Николаос Платон.

Теперь полагают, что гавань Като-Закрос служила минойцам морскими воротами в Юго-Западную Азию и Африку, а найденные в кладовых дворца вещи — бронзовые слитки с Кипра, слоновая кость из Сирии, каменные сосуды из Египта — похоже, подтверждают это предположение. Греческие археологические коллективы обнаружили минойские дворцы в Арханесе, Ханье, Галатасе и Петрасе, которые новое поколение ученых считает просто церемониальными постройками, а не царственными резиденциями с престолами неких династий, — то есть и нынешние археологи спорят с гипотезами Эванса. А еще один порт минойской и микенской эпох раскопали американцы: Коммос на юге Крита служил тем же целям, что и Като-Закрос на востоке острова.

Спирос Маринатос в 1967 г. открыл на острове Тира (Санторин) у Акротйри сооружения минойской эпохи, погребенные под вулканическим пеплом после извержения то ли 1650-го, то ли 1550 г. до н. э. — окончательного согласия насчет даты еще нет. Здания в два-три этажа расписывались фресками. Сам Маринатос погиб на месте раскопок, нечаянно свалившись со стены, и похоронен неподалеку. Десятилетие спустя грянула еще одна потрясающая новость — из Вергины.

Там, где в древности стояла первая столица Македонского царства — Эги, превращенная затем в царское кладбище, Манолис Андроникос обнаружил череду царских могил IV в. до н. э. В отличие от большинства древних погребений, разграбленных еще в античные времена, македонские гробницы по воле счастливого случая остались невредимы, и ученые обнаружили внутри склепов целые груды золота и драгоценностей. Сопоставив разнородные факты — явная поспешность, с которой строилась гробница, изваянная из слоновой кости голова человека в натуральную величину, позолоченные доспехи — Андроникос решил, что гробницу, судя по всему, возвели для Филиппа II Македонского, отца Александра Великого.

Затем паталогоанатомы обследовали уцелевшие останки, и обнаружилось, что покойник был хром и слеп, а исторические свидетельства то же говорят о Филиппе. Словом, находка ошеломляющая и волнующая, тем более, что изделия, обнаруженные в склепе, и его расписанные фресками стены, свидетельствуют о том, что уже тогда древняя македонская культура была сложной, изысканной и бесспорно эллинистической. А тем временем на северной границе Греции возникло новое государство, которое, будучи славянским, назвало себя Македонским, так что археология обретает политическое значение — политики редко уклоняются от возможности разыграть «историческую карту».

В начале текущего века различные иностранные школы, к которым в последнее время присоединились австралийские, австрийские, бельгийские, грузинские, датские, ирландские, испанские, канадские, нидерландские, норвежские, финские, шведские и швейцарские ученые, совместно с греческими университетами и 25 «эфоратами» (инспекторствами), надзирающими за археологическими памятниками, продолжали полевые работы, хотя теперь задаче сохранения и охраны того, что уже открыто, уделяется не меньшее внимание, чем извлечению из-под земли новых находок. Уж слишком часто вновь открытые площадки остаются без ограды, плохо и с охраной, а природные стихии, алчные застройщики и злонамеренные правонарушители — подчас все три силы действуют одновременно — наносят немалый ущерб и тем самым уничтожают плоды и материал археологических изысканий. Американская школа продолжает работы на Афинской Агоре, а также раскапывает римский Коринф и площадки в местности Мирабелло на Крите.

Британская школа продолжает изучать Кнос, ведя раскопки также в Акрополе Спарты; в Лефкандй на Эвбее (Эввья), где Хью Сакетт с сотрудниками обнаружили внушительное городище бронзового века и Героон; и в Палебкастро, на востоке Крита, там, где некогда располагался античный Диктеон (Диктайон), то есть священная ограда Зевса Критского — там недавно нашли «курос» — статую юноши, отделанную золотом и слоновой костью. На Крите же трудится и Французская школа, продолжая раскапывать окрестности минойского дворца в Малья; те же французы занимаются реставрацией святилища Аполлона на Делосе.

Германский институт, следуя по стопам Куртиуса, не оставляет давно начатые работы в Олимпии, на античном кладбище Керамейкос (Керамикос) и в Герайоне — исполинском капище богини Геры на острове Самосе. Итальянская школа трудится в основном на Крите, где ее ученые, среди прочего, обнаружили внушительный форум римской столицы острова Гортины (Гортис).

В Полиохни на Лимносе тоже работают итальянцы. После Второй мировой войны на передний план в греческой археологии выдвигаются сами греки: Греческое археологическое общество ведет раскопки и реставрацию по всей стране, включая Марафон, Эпидавр и Додону, а также Акротири, где из-под земли извлекаются расписанные и украшенные многоэтажные здания, помещаемые затем под охрану.

Вверх