Главная / Общество / Греческая музыка / Текеде и ребётика по-пирейски

Текеде и ребётика по-пирейски

Оценить статью

image03 300x225 Текеде и ребётика по пирейскиВ Текеде, будь то Афины, Пирей или Салоники, мужчины, сгрудившись вокруг топившейся древесным углем жаровни, потягивают кальян с гашишем (наргиле). Один из отдыхающих берется за багламас или бузуки и, наигрывая, начинает петь. Поет он будто бы по-гречески, но много жаргона, турецких и венецианских слов, иногда слышны арабские или албанские. После затяжного таксйми (правильно выстроенного, как бы заученного вступления) другой курильщик срывается с места и пускается в пляс — это зеибёкико, пляска касты воинов из западной Анатолии.

Размер очень необычен (восемь девятых), а танцуют медленно, сосредоточенно, самоуглубленно — не столько во услаждение зрителей, сколько (так это выглядит) для себя. К началу 1930-х гг. в культуре текё обнаружились выдающиеся исполнители (только мужчины). Более всего толковали о пирейской четверке: завораживал своим голосом Стратос Пайюмдзис; композитор и лирник Ане-стис Делияс (иначе: Артемис), который перешел на тяжелые наркотики и в 1943 г. умер на улице от передозировки; Георгос Цорос по прозвищу Батис играл на инструменте багламас и, будучи посредственным музыкантом, прекрасно сочинял песни; а сплачивал квартет католик с острова Сирое по имени Маркое Вамвакарис.

Устав от трудного детства, Маркое сел на корабль и сошел на берег в Пирее; через 6 месяцев он своими силами выучился играть на бузуки, чтобы хоть как-то отвлечься от жутких впечатлений трудового дня — он работал на скотобойне. Вскоре он уже играл с остальными тремя музыкантами квартета.

Бесспорно, Вамвакарис — прежде всего несравненный мастер бузуки, хотя поначалу он больше рассчитывал на свой голос, который, однако, скоро потерял, наверное, из-за чрезмерного пристрастия к гашишу — курение и пение не слишком совместимы. Но он успел добиться признания — его записали на пластинки компании «Каламбия», и его тяжеловатая, безошибочно узнаваемая манера пения оставалась эталоном вокала ребётика вплоть до конца 1940-х гг. Сравним с ним, как музыкант и композитор, только Иоаннис Папаиоанну — оба мастера в 1936-1939 гг. часто выступали вместе.

Пели они про то, каково это — «ловить кайф», а песни — мастурьяка или хасиклйдика — естественным образом вырастали из нетрезвой атмосферы текеде. Среди самых знаменитых сочиненная Батисом и записанная в середине 1930-х гг. в исполнении Стратоса баллада о подвигах квартета: В последующие десятилетия тексты песен пытались очистить от выражений, казавшихся недопустимыми, — причины этого объясняются ниже.

Так, в 1950-е гг. в выше процитированной балладе просьба Стратосу заправить кальян гашишем, заменяется предложением сыграть на бузуки и т. п.


Вверх