Главная / Общество / Языки / Катаревуса, димотики и диалекты

Катаревуса, димотики и диалекты

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

greeksЯзык у греков достаточно сложен и сам по себе, но трудности умножаются, когда вы узнаете, что с начала 1800-х гг. идет спор между двумя вариантами новогреческого языка: катаревуса и димотики. По достижении страной независимости в XIX в. ее народ в основном был неграмотен, а язык, на котором он говорил — димотики, то есть простонародный греческий — сильно переменился со времен Византийской империи и тем более — по сравнению с классическим языком Древней Эллады. Слов ник обогатился за счет множества заимствований из языков различных захватчиков и завоевателей, это прежде всего турки, венецианцы и славяне, а грамматика сильно отошла от античной в сторону упрощения. Денежные вливания в новое греческое государство и помощь в его становлении обеспечивались как его первыми руководителями, так и диаспорой — греческими семьями, знавшими, какова жизнь в благоустроенных больших городах Центральной и Восточной Европы, в Константинополе или России.

Европейское Просвещение внушило и этим зарубежным грекам веру в величие греческого прошлого и, преисполнившись гордости от своей причастности к эллинизму, они пожелали выкорчевать любую память о подчинении чужеземцам, коренящуюся в какой угодно сфере жизни или культуры. А какая зачистка может быть действеннее устранения из языка инородных загрязнений с тем, чтобы восстановить его классическую чистоту? Думавшие так создали то, что в сущности явилось новым вариантом языка — катаревуса (буквально, «вычищенный греческий»).

Во многом вернулись сложности классической грамматики и синтаксиса, в словарь были возвращены и многие давно забытые классические слова. Полагая, видимо, что у страны маловато иных забот, эти деятели добились утверждения катаревусы в качестве языка образования и престижных профессий — власти, делопроизводства в государстве и бизнесе, юриспруденции, газет, профессуры.

Всякий мечтатель, желая подняться по социальной лестнице, должен был овладеть катаревусой и свободно изъясняться на этом наречии, пусть даже и не было общепринятого согласия насчет верного произношения очень многих слов. Споры между приверженцами катаревусы и сторонниками димотики нередко превращались в трудный политический вопрос вплоть до начала 1980-х гг. Большинство известных писателей — от Соломоса и Макрияниса в XIX в. до Сефериса, Казандзакиса и Рицоса в XX в. — выступали за димотики или применяли близкие к димотики формы в своем творчестве, причем в XX в. склонность к димотики все сильнее связывалась с левыми политическими убеждениями.

Тем временем правые правительства, охотно закручивающие любые гайки, неустанно навязывали катаревусу и вновь и вновь не упускали случая отменить принятые было языковые послабления. Последним правительством, взявшим попятный курс и отменившим решение предшествующих властей о димотики как языке обучения в школе, была хунта черных полковников (1967-1974), заставлявшая писать катаревусой даже на конфетных фантиках; полковники вообще оголтело ратовали за расовую чистоту и настырно «возвращали» всяческое «славное героическое прошлое». После крушения полковников вновь последовало утверждение димотики, на этот раз, кажется, навсегда.

Наверное, последний удар ревнителям принудительного классицизма нанесло официальное решение 1981 г. об устранении обозначения придыхания на письме (эти значки над гласными вот уже много столетий ничего не обозначают). Заодно вместо трех разных знаков ударения правительство велело писать один (в виде наклоненной вправо черточки над гласной — «акут»); правда, все еще полно дорожных знаков, установленных до 1981 г., и на многих из них можно видеть все три «ударения».

Димотики в ходу в школе, на радио и телевидении, в большой мере в газетах (исключение — крайне правая «Эстия»). Из важных учреждений до сих пор отвергает димотики лишь церковь, а также юристы, так что будьте начеку в обращении с договорами и официальными документами.

Вверх