Первые раскопки

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

naydeno 25 zakhoroneniy xi veka 300x187 Первые раскопкиДо второй половины XIX в. археология почти отождествлялась с поиском сокровищ, а сами кладоискатели действовали наудачу, по методу проб и ошибок. Первые исследователи античности приезжали в Грецию, чтобы зарисовать или слепить гипсовые копии шедевров классической скульптуры. К несчастью, многие из них вскоре решили, что проще, да и выгоднее, забирать предметы с собой, но подобных расхитителей уже вряд ли стоит называть учеными или археологами. Среди первых пропагандистов греческой культуры было британское Общество дилетантов, оплачивавшее поездки в Грецию и публиковавшее привезенные оттуда зарисовки древностей.

Общество было основано в 1730-е гг. как клуб молодых аристократов, совершивших поездку для расширения кругозора по Европе («Гран Тур») и притязавших на роль судей общественных вкусов, а критерием, по которому принимали в кружок, как считает большинство критиков, было умение (и склонность) выпивать, не доставляя хлопот напивающимся рядом. В обществе царил дух сэра Франсиса Дашвуда, славившегося редкой распущенностью: он, среди прочего, основал позорно знаменитый «Хеллфайр Клаб» — клуб Адского пламени. И все же общество стало первым в Англии учреждением, покровительствовавшим упорядоченному изучению греческих античных памятников, в том числе значительными ссудами, несмотря на то что поначалу золотую молодежь куда сильнее привлекала Италия.

Греция, бывшая тогда тихой заводью Османской империи, не лежала на обязательном маршруте «Гран Тура», и до Греции добирались только самые бесшабашные авантюристы. В 1740-х гг. два молодых художника, Джеймз Стьюарт и Николас Реветт, задумали составить научный каталог древнегреческих зданий.

При поддержке Общества они провели в Греции три года, в основном в Афинах и в окрестностях Афин, зарисовывая и обмеряя древние памятники. Первый том «Афинских памятников древности» (The Antiquities of Athens), напечатанный в 1762 г., принес немедленный и шумный успех.

Публикация столь роскошных иллюстраций и выход в свет в 1764 г. «Истории искусств» Йоханна Винкельмана, превозносившего Парфенон и его скульптуры как вечную меру, по которой, как по эталону, должно мерить и оценивать любое искусство и прекрасное вообще, необычайно усилили интерес к скульптуре и архитектуре классической Греции и среди образованных людей изучение античности вошло в моду; тогда и начали строить городские дома и сельские усадьбы в стиле неоклассицизма. «Дилетанты» нашли деньги и для нескольких других экспедиций, которые снаряжались ради изучения греческого античного наследия, включая поездку в Малую Азию в 1812 г. Лагерь предполагалось устроить в Смирне, но пока в Афины не пришел корабль, который затем доставил экспедицию в турецкую Анатолию, путешественники коротали время, раскапывая Элевсин, где они обнаружили храм Деметры.

До этого раскопок в Греции практически не велось, и это были первые раскопки под эгидой Общества. После масштабных разысканий в Малой Азии экспедиция на обратном пути задержалась в Аттике и раскопала храм Немезиды в Рамне и обследовала храм Посейдона на мысе Сунион. Других охотников за древностями той эпохи не слишком интересовали открытия как таковые.

Французский граф Шуазёль-Гуффье в 1787 г. снял с Парфенона часть фриза и его пример вдохновил лорда Элджина вывезти в 1801 г. почти все остальное. В сущности это были разбойные деяния -«у Бонапарта ничего такого и близко нет, хотя он славно грабил Италию», — хвастался Элджин, а в законности его действий сомневались уже в то время. Некоторые другие «открытия» того времени были даже еще двусмысленнее.

В 1811 г. англо-германская экспедиция, среди участников которой был архитектор Ч. Р. Кокерелл, открыла храм Афайи на Эгине и увезла фронтоны храма. Выставленные на аукцион реликвии приобрел за 6 тысяч фунтов стерлингов принц Людвиг Баварский, а путешественники, окрыленные успехом, вернулись в Грецию за новой добычей. На этот раз они удачно выковыряли 23 плиты из храма Аполлона Эпикурейского в Бассах, за которые Британский музей выложил еще 15 тысяч фунтов стерлингов.

Суммы для того времени неслыханные и предпринятые усилия, стало быть, принесли хорошие барыши. Но несмотря ни на что, речь все же о первых шагах археологии, об ее пионерском периоде.

К тому же трудно удивляться тому, что находки увозили на чужбину: греческого государства не существовало, значит, и национальных музеев не было, вот и торговали античными реликвиями те, кому посчастливилось их обнаружить и понять ценность обнаруженного.


Вверх