Главная / Общество / Греческая музыка / Революция энтехно

Революция энтехно

Оценить статью

176d7503add83ed3aef7b10f7295421c 300x200 Революция энтехноСближать ребетику с западной музыкой начал еще Цицанис, но по-настоящему вестернизировали жанр архондоребётес, как выяснилось, пионеры, мостившие пути для музыки энтехно, возникшей в конце 1950-х гг. Энтехно — буквально: «изысканная», «высокохудожественная», «мудреная» — такая разновидность оркестровой музыки, когда исполнители играют ребетику на народных инструментах, но мелодии вплетаются в более обширную симфоническую ткань, звучащую, однако, узнаваемо, то есть по-гречески. Самыми первыми и самыми славными представителями и пропагандистами новой музыки стали Манос Хадзидакис и Микис Теодоракис — оба получили классическое музыкальное образование и оба обожали ребетику. Еще в 1948 г. Хадзидакис защищал ребетику в публичной лекции, заявляя, что греческим композиторам следовало бы учиться у ребетики и черпать в ней вдохновение, а не разделять ханжеские предрассудки против гонимого искусства народных низов.

И пока греческие мелодии по большей части копировали штампы западной поп-музыки того времени, Хадзидакис переписывал ребетику для фортепиано с оркестром, стремясь сохранить дух и ностальгическое настроение оригинала. Учившийся у Цицаниса Теодоракис в свои первые альбомы включал зеибекика, приглашая на записи таких певцов, как Григорис Битикоцис и Стелиос Казандзидис, а на бузуки им аккомпанировал Манолис Хиотис.

Энтехно Теодоракиса и Хадзидакиса не только соединяло воедино ребетику и византийские влияния с оркестровыми аранжировками, но в него успешно вплетались шедевры из богатой сокровищницы греческой поэтической традиции. В одном из первых своих альбомов — 1958 г. — Теодоракис положил музыку на стихи Яниса Рицоса и Георгоса Сефериса, а в следующем альбоме «То Аксион Эсти» включил в окрашенную византийским колоритом ораторию стихи нобелевского лауреата Одиссеяса Элитиса. Хадзидакис ответил на это сочинением «Матоменос Гамос», для которого поэт-песенник Никое Гацос перевел «Кровавую свадьбу» Гарсия Лорки, а потом Хадзидакис тоже написал песню на стихи Элитиса.

Так что уже первые образчики энтехно поменяли восприятие греческой публикой музыки, исполняемой на бузуки, заставили самую широкую публику вслушиваться в греческую поэзию и повысили статус таких сочинителей текстов для песен, как Гацос и Манос Элефтериу, которые стали считаться бардами. Усложнение и утонченность никак не могли обойтись без издержек, прежде всего неминуемого отдаления от корней, в частности, композиторы писали «по-европейски», без той тональной гаммы, которая так хорошо служила Греции с античных времен. А зажигательные напевы энтехно стали добычей греческой киноиндустрии: написать музыку и звуковое сопровождение к фильму требовали от каждого композитора — своего рода пропуск в профессию; в худшем случае подобные саундтреки вырождались в прилипчивую пупсовую музычку.

Сам Хадзидакис написал саундтреки к многим фильмам, в которых снималась Мелина Меркури — самый выдающийся, пожалуй, «Только не в воскресенье» (Never on Sunday) 1960 г.; а всемирную славу Теодоракиса если и не испортила, то сильно исказила написанная им звуковая дорожка к фильму 1965 г. «Грек Зорба» — уж слишком часто ее крутили по радио, а еще ведь эту музыку интерпретировали и аранжировали другие. После этого успеха Теодоракис отошел от своего увлечения Византией, фольклором и ребетикой и принялся сочинять как бы классические симфонии, пьесы и саундтреки, старательно придавая им откровенно политический смысл — как партия велела: Теодоракис был коммунистом. Хадзидакис (он умер в 1994 г.) в политику ввязывался редко, зато в 1980-х гг. обзавелся собственным звукозаписывающим брендом и начал под ярлыком «Seirios» распространять сочинения, не укладывающиеся в «основное русло» современной ему музыки, тем самым помогая пробиваться тем молодым композиторам и музыкантам, которые не хотели подчиняться навязываемым образцам.

Теодоракис и Хадзидакис открыли широкий путь для композиторов, которые еще меньше ориентировались на классику и еще охотнее обращались к фольклору, в частности, Ставрос Ксартакос, прославившийся саундтреком к фильмам «Красные фонари» (Та Коккина Фанария) и «Рембетико»; его современник Янис Маркопулос тоже отдал должное кинопромышленности («Кто платит паромщику»; 1978), однако бесспорно, именно он писал самую греческую по звучанию музыку из всей четверки композиторов, прославившихся в 1960-е гг. Его лучшие произведения созданы в первой половине 1970-х гг. или годом-двумя позже — это время слывет «бабьим летом» энтехно.


Вверх